Валерий Куличенко: “Кто сказал, что Америка непобедима?”.

america-pobedima

В начале 90-х годов, после распада спортивной державы под названием СССР, многие поспешили отвести российской легкой атлетике место на задворках, посчитав, что великое противостояние с Америкой закончено раз и навсегда. Тогда никто даже предположить не мог, что оно только начинается. Российской легкой атлетике понадобилось меньше десяти лет, чтобы сначала сократить отставание, а затем вплотную приблизиться к поверившим было в свою непобедимость американцам. Два года назад на мировом чемпионате в Эдмонтоне российские легкоатлеты догнали сборную США по общему количеству завоеванных наград, а недавно в Париже, уступив американской по “золоту”, наша сборная обошла ее по медалям в целом и по очкам в частности.

Насколько этот успех закономерен и что за ним стоит? Каково настоящее и будущее самого важного в стратегическом плане вида спорта в преддверии Олимпиады в Греции не только в нашей стране, но и во всем мире? На эти и другие вопросы корреспонденту “МПС” ответил государственный тренер сборных команд России по легкой атлетике Валерий КУЛИЧЕНКО.

– Валерий Георгиевич, 6 золотых, 8 серебряных и 5 бронзовых наград действительно впечатляют. Особенно когда знаешь, как выступили остальные команды, включая американскую сборную. Но неужели вы и вправду верили, что российская сборная сможет в Париже на равных бороться со сборной США?

– Смотря в каких видах. Я ведь не говорил перед началом чемпионата, что мы обыграем американцев в спринте. Я говорил, что мы постараемся выступить не хуже, чем в Эдмонтоне два года назад, а для этого нам нужно было завоевать – 5-6 золотых медалей и 19-20 в целом. Мы завоевали б золотых и 20, подчеркиваю – 20, а не 19. Многие просто забыли о бронзовой награде, полученной нашими легкоатлетами на Кубке мира по марафону и врученной нам в Париже.

Но сказать, что мы все выполнили, значит покривить душой. Обычно у любого тренера не всегда все получается, как задумано, чего-то не хватает, что-то он не доделал. Вот и у нас во время чемпионата случались непредвиденные сбои, которые не позволили нам выступить лучше. Но это жизнь. Люди не автоматы, не машины – от ошибок не застрахованы. Тут важно понять другое: на этом чемпионате только две сборные – России и США – могли на равных бороться друг с другом. Остальные заметно отстали. Против сборной России по сути выступала сборная темнокожих спортсменов всего мира. Посмотрите на составы сборных команд США, Великобритании, Франции, не говоря уж об африканских странах. Они хорошо подготовлены, генетически предрасположены к занятиям легкой атлетикой, да и талантами не обделены.

Мои сотрудники сделали анализ по итогам чемпионата, из которого видно, с какой мощью и силой нам пришлось бороться в Париже. Из 20 медалей, завоеванных на этом чемпионате американцами, 15 приходится на долю спринта. А у нас в этих дисциплинах только три медали.

– Но ведь помимо спринта есть другие дисциплины, где американцы не так сильны. Непонятно, почему молчат конкуренты. Чем, например, можно объяснить откровенно слабое выступление на этом чемпионате сборных Германии и Китая?

– Китай, судя по всему, целеустремленно готовится к Олимпиаде 2008 года в Пекине. Поэтому хорошую команду китайцы направили на Универсиаду в Южную Корею, а на чемпионат привезли не очень сильный состав. Что касается Германии, то, по моей информации, там все еще продолжаются раздоры между бывшими представителями канувших в Лету ГДР и ФРГ. Они до сих пор не могут решить, кто должен руководить их легкой атлетикой. Вы сами видите, к чему приводят такие разборки. Германия впервые за много лет осталась без золотых медалей и заняла 28-29-е место в общем зачете.

– Как вы считаете, почему американцы, обладая таким мощным потенциалом, позволяют растаскивать медали, в том числе и в своих “фирменных” дисциплинах?

– Во-первых, потому, что сильны амбиции конкурентов, ведь получить медаль чемпионата мира или олимпийскую награду очень почетно и престижно. В столице Эфиопии более 30 тысяч людей вышли на улицу, чтобы встретить победителей и призеров чемпионата мира. Команда этого африканского государства впервые в истории чемпионатов завоевала почетное третье место, оттеснив признанных авторитетов мировой легкой атлетики.

Во-вторых, возможностью заработать большие деньги хотят воспользоваться все. Многие думают, что победители и призеры получают только призовые (60 тысяч долларов – за первое место, 40 – за второе, 20 – за третье), забывая, что после этого у спортсмена появляется возможность заключить выгодные контракты с различными фирмами. Поэтому все борются до конца, не считаясь с соперниками.

В-третьих, мировая легкая атлетика не стоит на месте. Она прогрессирует, открывая новые страны и имена. Благодаря взвешенной и продуманной политике IAAF в ряде государств появились центры спортивной подготовки. У нас тоже существует такой центр, но он пока имеет больше методическую направленность, а в Африке и Австралии опытные специалисты уже готовят легкоатлетов на практике.

Наконец, хотел бы обратить ваше внимание на атмосферу вокруг чемпионата. Представляете, что творилось в космической тарелке под названием “Стад де Франс””, когда каждый день там собиралось до 80 тысяч зрителей, а на дорожки и в секторы выходили сильнейшие атлеты мира. Стадион ревел, адреналин выделялся немерено, и каждый хотел одного – победы. В этой ситуации могло произойти все, что угодно. Все видели, как белорус Андрей Михневич отнял у американца Адама Нельсона “золото” в толкании ядра. В Париже, вопреки прогнозам, белорусы выиграли женский диск (Ирина Ятченко) и мужской молот (Сергей Тихон).

О чем это говорит? О том, что белорусские метатели правильно распределили свои силы. Они, как и греки, не растрачивали себя на коммерческих турнирах, а целенаправленно готовились к мировому чемпионату. И, как видите, не прогадали. И “золото” получили, и солидные призовые. Это помимо того, что спортсмены в этой стране получают, по нашим сведениям, неплохие стипендии. Еще большие гонорары обещаны за победу на

Олимпиаде в Афинах. Греки, например, определили своим чемпионам вознаграждение в 3 миллиона долларов. Зная об этом, невольно задумаешься, а стоит ли чрезмерно увлекаться коммерцией.

– Коммерция – тема непростая. С одной стороны, турниры такого ранга, конечно же, подогревают интерес спортсменов и зрителей. А с другой – подчас вызывают беспокойство и недовольство у тренеров сборной. Помню, с каким настроением вы встречали спортсменов, вернувшихся из Цюриха, где проходил международный коммерческий турнир, как сетовали на менеджеров и некоторых тренеров, заставивших выступать подопечных им спортсменов накануне чемпионата мира…

– Я и сейчас продолжаю настаивать на том, что тот старт был не только ненужным, но и вредным для большинства наших спортсменов. Во-первых, никто из них не показал в Цюрихе хорошего результата. Во-вторых, сколько хлопот потом было с некоторыми из спортсменов. Анна Чичерова вернулась с травмой спины. Ее пришлось в срочном порядке восстанавливать, а в результате, приехав в Париж, она ничего не смогла показать. Великолепно выступавший до этого Дмитрий Шевченко тоже оказался в Париже не в лучшей форме, хотя его тренер уверял меня, что они едут в Цюрих отрабатывать элементы предстоящей во Франции борьбы с соперниками. Результаты выступления Шевченко на чемпионате вы знаете.

Я не против коммерции, которая может быть неплохим стимулом при подготовке спортсменов. Я против неправильного подхода к ней. Смотрите, что получается. Государственный комитет выделяет деньги на подготовку спортсменов, проводит централизованные сборы, соревнования, задействует в этом процессе тренеров, врачей, массажистов. Но наступает пора коммерческих стартов, и появляются менеджеры со своими интересами. Не вкладывая средств в подготовку спортсменов, они организуют им поездки на различные коммерческие турниры зачастую без учета интересов национальной сборной. Спортсмен выступил, менеджер получил свои проценты от призовых. А за то, что этот старт, возможно, был лишним, что он мог навредить выступлению спортсмена на чемпионате мира, никто ответственности не несет.

– Может быть, стоит попытаться найти с менеджерами общий язык?Тем более что многие из них в прошлом сами были легкоатлетами и понимают, насколько важен для сборной хороший результат.

– А как с ними найдешь общий язык? Они продают товар, не затрачивая денег на его подготовку. А готовим его мы. Это справедливо?

Недавно я разговаривал с волейболистами и узнал, что за сезон они заработали миллион долларов. Поинтересовался, куда пошли эти деньги. Оказалось, что 15 процентов от этой суммы получили тренеры, еще 15 – врачи, массажисты и обслуживающий персонал, а остальные 70 федерация распределила между игроками. Вот это, на мой взгляд, нормальный подход. Именно так и надо решать эту проблему.

Похожие статьи:

1 Ни о чем2 Нормально3 Хорошо4 Отлично5 Супер! (Оцените статью)
Загрузка...
вверх